Павловский Посад

Welcome!

 

 

 

 

Отчет о пресс-конференции 6 июня в «Интерфаксе»

Обсуждены реалии сегодняшнего дня, подготовка закона о развитии виноградарства и виноделия в России. Спикеры: президент Союза виноградарей и виноделов России Леонид Попович, директор по маркетингу «Кристалл Лефортово» Алла Постнова, на прямой связи из Республики Крым  член Общественной палаты РФ Иван Абажер и управляющий Крымским виноградарским предприятием Андрей Стоянов.

Государство демонстрирует поддержку отечественным производителям, а им важны коммуникации внутри отрасли и в сферах взаимодействия с другими институтами.  

К примеру, член Общественной палаты РФ Иван Абажер сказал, что к обсуждению проекта главного закона, по которому предстоит работать виноградарским и винодельческим предприятиям, крымчане подключились только после принятия проекта закона в первом чтении. 

Когда мы готовили форум в Ялте, приглашали всех, но почему-то саморегулируемые организации Союза виноградарей и виноделов России решили не участвовать. Мы активно обсудили весь клубок проблем и поставили вопрос о включении наших предложений в законопроект до принятия его во втором чтении.

Он также напомнил, что в начале июня в Азове проходил форум представителей мелких фермерских хозяйств, и, чтобы их услышали, они написали открытое письмо президенту России с просьбой допустить фермеров к разработке закона, а также выделить в нем отдельную статью о малых формах хозяйствования. Иван Абажер считает, что СВВР должен занимать более активную позицию на дискуссионных площадках во всех регионах.

Многие из требований фермеров-виноделов учтены, сказал президент СВВР Леонид Попович: блок проектов законов находится в Думе и правительстве, принятие их в течение 2019 года позволит разрешить ряд проблем. Например, будет сокращен список документов для получения льготной лицензии, увеличен ее срок действия с пяти до 15 лет, снижены пошлины при получении лицензии с 65 тыс. рублей до 15 тысяч и приняты другие меры. По изменениям в 171 ФЗ во взаимоотношениях с властью намечен целый ряд революционных моментов. Самое главное – сокращение административного давления для производителей вина и винограда со стороны всех органов контроля.

К сожалению, медленно действует бюрократическая машина и медленно принимаются законы, – сказал он.

На вопрос журнала «Русская водка и вино» о том, почему в апреле не был принят закон во втором чтении, президент СВВР ответил:

– Принятие закона сопровождается обсуждением огромного количества проблем. Передо мной обращение Общественной палаты с предложениями в Государственную думу – большая часть предложений были внесены СВВР и саморегулируемыми организациями при подготовке закона ко второму чтению. Но все упирается в мнения наших ведомств. Слишком много государственных органов и ведомств согласовывают те поправки, которые могут быть приняты в Думе. Есть гигантские противоречия между этими органами. Так устроена наша бюрократическая машина, что предложения, которые вносятся правительством ко второму чтению, не должны иметь противоречий с теми, кто визирует. А визируют министерства и ведомства. В апреле обнаружилось еще несколько противоречий среди государственных органов, которые сейчас активно обсуждаются в Министерстве финансов, в правительстве России, причем уже без нас: общественные организации на этой стадии уже не допущены, таков регламент. Сейчас вместе с вами мы ждем, когда все окончательно договорятся и появится тот текст, который правительство от имени государства представит ко второму чтению. Я очень надеюсь, что это решится в этом году, хотя были огромные надежды, что это произойдет до конца весенней сессии, и эти шансы сохраняются. Но если этого не произойдет, то по мнению тех, кто этим занимается, до конца года все-таки документы должны быть приняты.

В проекте закона, как видно, пока не учтены интересы всех игроков рынка. Член Общественной палаты РФ Иван Абажер, который имеет возможность сравнить законодательную базу на Украине и в России, считает, что украинский закон о винограде и вине, по которому отрасль жила до объединения Крыма с Россией, был значительно либеральнее и давал больше возможностей для развития отрасли. С его точки зрения, комплекс проблем содержится в самом обсуждаемом сегодня законопроекте: он не отвечает интересам производителей, особенно мелких.

Андрей Стоянов, управляющий Крымским виноградарским предприятием:

Виноделие – емкая отрасль, где очень много взаимосвязанных звеньев: есть малые и крупные производители, заинтересованные завозить колоссальные объемы импортного виноматериала, есть производители винных напитков, у разных ведомств и органов свои интересы. Главная проблема в том, что в стране не сформирована политика государства по развитию виноградарства и виноделия. Отсюда все перекосы. В 171-ФЗ грамотно сформулирована структура по мониторингу и управлению алкоголем. Но нельзя равнять производство вина и водки. Водку можно выпустить за 10 дней, а чтобы сделать вино, нужно посадить виноградник, четыре года за ним смотреть, и только на пятый-шестой год можно получить готовый продукт. Весь крепкий алкоголь имеет более высокую маржинальность по сравнению с производством натуральных вин. 

По официальным данным, сейчас в Крыму 18 тыс. га виноградников. В 1941 году было 13 тыс. га., а в 1959 году – 152 тыс. га. У нас потенциал для роста колоссальный. Но как такового бизнеса – производство винограда, нет.

О видах на урожай:

Себестоимость произведенного винограда будет в этом году 36 рублей, а испанский виноматериал, уже растаможенный, стоит 33-34 рубля за литр , т.е. экономической мотивации для производства собственного винограда нет. 

Я не выступаю за отмену импорта и винных напитков, потому что важно соблюсти баланс. Но нужна длительная государственная программа и государственная поддержка. Нельзя сказать, что поддержки нет. Сегодня выделяются очень хорошие деньги на компенсацию затрат по виноградникам, в Крыму люди сажают виноград, но уже сейчас наблюдается перепроизводство. Зрелый виноград должен как можно быстрее уходить на переработку, чтобы получилось хорошее вино, но мне, например, трудно реализовать две тыс. тонн винограда. 

Очевидно, нужна кооперация, продуманные и просчитанные производственные цепочки. Представители общественных организаций Дагестана не раз говорили о парадоксе, когда для производства вина не хватает отечественного винограда, в проектах программ развития главной задачей является расширение площадей, в то время как виноградари не могут реализовать выращенную ягоду.

Л. Попович остановился на постановлении правительства РФ о запрете закупать вина иностранного производства для нужд государственных и муниципальных учреждений, которое вступает в силу 1 июля. 

Российские вина, конкурируя на полке с иностранными, оказываются в невыгодном положении. 

Во всех странах содействуют продвижению собственных вин на внутреннем рынке и за его пределами. В нашу страну поступают вина со всего мира, но, как сказал президент СВВР Леонид Попович, российские вина заграницей никто не ждет. На его взгляд, постановление – это правильное вмешательство государства в систему конкуренции, подобным образом поступают все страны, в промышленных масштабах выпускающие винодельческую продукцию. Россия имеет полное право называть себя винодельческой державой и поддерживать вина из российского винограда. Еще предстоит оценить значение постановления с точки зрения объема по этим закупкам вина, но предварительные оценки говорят о том, что речь идет не более, чем одном проценте годового объема производства. Важно, что государство впервые серьезно вмешивается в отношения российских и зарубежных производителей. «Принятие постановления – это, если хотите, определенный сигнал нашему бизнесу идти в виноградарско-винодельческую отрасль: высаживайте виноград, и когда через пять лет вы получите вино и выйдете с ним на рынок, государство поможет, если будет трудно, – сказал Попович. – Значение постановления трудно переоценить, оно очень велико. У конкурентов есть возможность взять кредит под один процент (в нашей стране – 10%), возможность использовать накопленные финансовые ресурсы, которых нет у нас; зарубежные производители имеют возможность дать отсрочку платежа оптовым компаниям, а наш предлагает такого же высокого уровня вино, но та же отсрочка платежа обойдется ему в десять раз дороже.

Далее речь шла о развитии коммуникаций в розничной торговле. Ситуация в связи с действием закона о рекламе такова, что производители лишены возможности рассказывать покупателю о винах. Единственное место, где разрешено рекламировать продукцию, – это территории магазинов, на выставках и фестивалях.

Леонид Попович:

Да, мы находим варианты, как в этих условиях продвигать отечественное вино. В проекте закона, инициатором которого выступил Минсельхоз, предлагается разрешить производителям, выпускающим вина из российского винограда, устанавливать рекламные щиты при подъезде к предприятиям, где можно будет указывать названия виноделен и вин, на что сейчас они не имеют права. Сейчас формируется интересный проект российских винных дорог, когда туристическим маршрутом можно прибыть непосредственно на винодельческое предприятие и познакомиться с его продукцией. Союз виноградарей и виноделов России выходит на европейский рынок: заключен договор с европейской программой Совета Европы «Интервитис» о формировании и аттестации винных дорог по европейским стандартам. Сегодня администрации Краснодарского края, Крыма и Севастополя прилагают большие усилия и вкладывают значительные средства в развитие эногастрономического туризма.

Елена Порман, возглавляющая продюсерский центр «Новое русское вино», рассказала, что предпринимается для информирования людей о происхождении и преимуществах продукции.

– В России нет условий для рекламы, и то хорошее, что удается, делается скорее вопреки, чем благодаря. Приходится прибегать к инициативам, которые все-таки могут приблизить людей к отечественному вину. С этой целью в прошлом году стартовала акция «Дни российских вин», которую учредили Минпромторг и Минсельхоз. После удачного первого опыта решено проводить акцию два раза в год. Основана школа для российских СМИ, проходят встречи с виноделами России, и не только в Центре, но и на выставочных площадках Москвы и других городов.

Мои коллеги – журналисты ведут целые битвы с потребителями, ломая стереотипы. Люди плохо ориентируются и мало знают. Достаточно сказать, что самым распространенным остается вопрос о некоем порошковом вине, хотя специалисты много раз объясняли, что это невозможно и даже бессмысленно. 

Очень важны профессиональные коммуникации. Интересно, что даже кависты, приглашенные в тур на предприятия Краснодарского края, были поражены высоким уровнем отечественного виноделия. Это говорит о том, что получая информацию через вторых-третьих лиц невозможно представить реальную картину и понять те процессы, которые происходят в отрасли.

По мнению Порман, пресса должна создавать информационное поле вокруг качественного продукта. Она пригласила СМИ к сотрудничеству, предложила чаще бывать на встречах с виноделами, рассказала об организации пресс-туров на винодельни и призвала журналистов давать более качественную информацию, чтобы она помогала ориентироваться потребителю у полки и находить российский продукт. Она уверена, что нашими винами можно гордиться: они получают заслуженные награды на зарубежных международных конкурсах, а Россия действительно становится винодельческой державой.

Леонид Попович также обратился к журналистам с просьбой: «Не обижайте вино, не называйте его алкогольной продукцией. Есть определение, закрепленное в законах: «винодельческая продукция». Да, там есть алкоголь, но это вино!»

А как быть с врагами вина – недобросовестными производителями? 

Есть спорные по органолептике, но разрешенные к производству и востребованные «дешевые портвейны». Директор по маркетингу «Кристалл Лефортово» Алла Постнова рассказала, что на алкогольном рынке в течение многих лет работают компании, управляющие цепочкой производства и продаж фальсифицированной продукции. В нелегальном поле продается примерно 15 млн дал винных напитков, девять млн дал газированных винных напитков, от шести до восьми млн дал фруктовых вин. Добросовестным производителям невозможно конкурировать из-за организованного демпинга, основанного, в первую очередь, на подмене понятий, неполной уплате акцизов и использовании неучтенного спирта.

На рынке есть несколько широко известных компаний, которые торгуют продуктом, где заявленное на этикетке не соответствует содержимому в бутылке, а также, когда заявленный вид продукции с меньшей ставкой акциза не соответствует фактическому виду продукции, – рассказала Алла Постнова. – Существует ГОСТ «Вина фруктовые столовые». Согласно ГОСТу, основным сырьем для производства являются фруктовые материалы. Например, яблочный сок 21 день сбраживают, фильтруют, купажируют, стабилизируют, разливают по бутылкам, и получается портвейн. Акциз на такой продукт – 18 рублей, НДС – 3 рубля 60 коп., итого 21,6 рубля на литр продукции. Учитывая объемы потребления портвейна в России и технологические особенности, предприятию нужны мощные производства с большим количеством купажных емкостей. Но что мы видим? У отдельных производителей такой производственной базы нет, а показатели продаж в миллионы дал есть. Как это происходит? Продукт делают из концентрированного сока не путем брожения, а путем внесения спирта. Но в этом случае продукт должен называться винным напитком, а акциз в сумме с НДС должен составлять не 21 рубль 60 копеек, а 87 рублей. Разница составляет 66 рублей, она где-то оседает, растворяется по всей цепочке продаж. Даже 25 рублей – разница ощутимая.

К чему это приводит? Пока не названы производители фальсифицированной продукции и не приняты меры, существует уникальное ценовое предложение, которое является катализатором непрерывного демпинга  и напрочь убивает рентабельность любого легального производства. Убивает любые смешанные производства, нивелирует суть понятия «фруктовое вино». Убивает дешевые столовые вина в тетрапаке, винные напитки, шампанское, газированное вино... 

Откуда берется неучтенный спирт, каким образом Кабардино-Балкария становится «центром виноделия», как можно производить миллионы дал. портвейна, не имея производственной базы, откуда берутся демпинговые цены при одинаковой для всех себестоимости производства продукта брожения? Алла Постнова сообщила, что все эти вопросы и перечень предприятий, занимающихся фальсификацией, были переданы в Росалкогольрегулирование, но реакции пока нет.

 

 

 

 

Молитва об избавлении от греха пианства пред иконою Божией Матери, именуемой «Неупиваемая Чаша»

О, премилосердная Владычице! К Твоему заступлению ныне прибегаем, молений наших не презри, но милостиво услыши нас: жен, детей, матерей; и тяжким недугом пианства одержимых и того ради Матери своея – Церкви Христовой и спасения отпадающих братий и сестер и сродник наших исцели.

О, милостивая Мати божия, коснися сердец их и скоро возстави от падений греховных, ко спасительному воздержанию приведи их.

Умоли Сына Своего, Христа Бога нашего, да простит нам согрешения наша и не отвратит милости Своея от людей Своих, но да укрепит нас в трезвии и целомудрии.

Прими, Пресвятая Богородице, молитвы матерей, о чадех своих слезы проливающих, жен, о мужех своих рыдающих, чад, сирых и убогих, заблуждшеми оставленных, и всех нас, к иконе Твоей припадающих.

И да придет сей вопль наш, молитвами Твоими, ко Престолу Всевышнего.

Покрый и соблюди нас от лукавого ловления и всех козней вражних, в страшный же час исхода нашего помози пройти непреткновенно воздушныя мытарства, молитвами Твоими избави нас вечного суждения, да покрыет нас милость Божия в нескончаемыя веки веков. Аминь.

Пресвятая Богородице, спаси нас!