3.1415926535898
3.1415926535898
Бакалавр. Специалист. Магистр

Бакалавр. Специалист. Магистр

О проблеме подготовки виноделов в высших учебных заведениях размышляет доктор технических наук, профессор Евгений Павлович Шольц-Куликов, Крымский федеральный университет им. В.И. Вернадского.

БАКАЛАВР. СПЕЦИАЛИСТ. МАГИСТР. Многим руководителям винодельческих хозяйств не все ясно в новых принципах подготовки современных инженеров-технологов-виноделов. Так получилось, что Россия взяла на вооружение общепризнанную в Европе Болонскую систему обучения молодых людей. При этом вместо многоступенчатого принципа (техник, инженер, кандидат наук, доктор) решено готовить бакалавров, магистров и докторов философии, а в особом случае докторов наук. Такая упрощенная схема принята сегодня во многих странах Европе и мы быстро подходим к ней, избавляясь от принятых раньше стереотипов. Однако не все так просто.

СУЩНОСТЬ БОЛОНСКОЙ СИСТЕМЫ ОБРАЗОВАНИЯ. Гармонизация нашего законодательства с европейским правом во всех вопросах жизни должна проходить с соблюдением наших собственных российских интересов. Необходимо взять все лучшее, что есть в Европе, и сохранить наиболее ценное, что наработано в нашей стране. Ведь хорошо известно, что инженеры, подготовленные в вузах России, Украины высоко ценятся в Америке и Европе. Уезжая в дальнее зарубежье, наши специалисты, и особенно инженеры, всегда востребованы производством.

Недостает только одного: диплома бакалавра европейского образца. Тогда, выучив язык страны, которая их приняла, наши специалисты легко и просто получают диплом бакалавра.

Почему бакалавра? Потому что в Европе и Америке этого достаточно, а уровень специалист вообще не существует.

Почему легко? Да потому что отечественный уровень инженера-специалиста гораздо выше по своей подготовке, чем уровень бакалавра.

Так вот, желая облегчить поступление на работу наших выпускников в дальнем зарубежье, мы решили постепенно перейти на Болонскую трехступенчатую систему: бакалавр, магистр, доктор.

Спрашивается: зачем для выдачи дипломов европейского образца мы разрушаем свою прекрасную систему образования? Уже сегодня до минимума сведена подготовка специалистов, а в ближайшие годы ее не будет вообще.

А кто же такой магистр? Это вторая ступень высшего образования, по которой студенты в хорошо оборудованных лабораториях выполняют научные исследования, осваивают навыки педагогической работы, готовят себя к третьему наивысшему уровню квалификации – уровню доктора.

Таким образом, не получив в полном объеме специальные практические знания, бакалавры становятся магистрами. Этот диплом позволяет выезжать на работу в дальнее зарубежье, а у нас – преподавать в колледжах и поступать в аспирантуру для получения научной степени доктора и звания профессора. Спрашивается: а при чем здесь промышленное производство? (В нашем случае — получение винодельческой продукции.) Да ни при чем. Просто в капиталистическом мире хозяин не нуждается в высокообразованных специалистах. Ему нужны послушные исполнители, то есть технологи среднего уровня (бакалавры). Не нуждается капиталист-хозяин и в каких-то непонятных кандидатах наук; если настоящий, полезный производству ученый, то не меньше чем доктор, профессор.

Мы выросли и воспитаны в прекрасных гуманных социалистических условиях жизни и не приемлем жёсткие, сугубо прагматические принципы организации общества. Так называемая Болонская система обучения для нас не есть идеал. Прекрасная система подготовки специалистов высшего образования, созданная и хорошо зарекомендовавшая себя в нашей стране, должна, конечно, сохраняться. Просто масштабы подготовки настоящих специалистов своего дела должны быть сбалансированы с потребностями жизни.

СУДЬБА ОБРАЗОВАТЕЛЬНОГО УРОВНЯ СПЕЦИАЛИСТ. Проведенный опрос руководителей винодельческих предприятий показал, что на отечественных винзаводах более всего нужны инженеры-технологи-виноделы уровня специалист, а уж затем бакалавры и в последнюю очередь магистры.

Изменить создавшееся положение невозможно. В России решено прекратить подготовку выпускников высшей школы образовательного уровня специалист. Рушится наработанная десятилетиями прекрасная отечественная система подготовки инженеров-технологов виноделов.

Уничтожение хорошо налаженной системы подготовки специалистов принесет, безусловно, вред. Известный писатель Даниил Гранин назвал систему непродуманных государственных решений меткими словами: «Дурацкий механизм без заднего хода». Хочется надеяться, что мы не повторим ошибок прошлого, а наше правительство войдет в гармонизацию с Европой при сохранении собственных ценных наработок. Государство только выиграет, если подготовка магистров и докторов будет развиваться без ущерба для подготовки специалистов. Нужно найти способ сохранения прекрасного образовательно-квалификационного уровня специалист в нашей отрасли – инженер-технолог винодел.

КАК СОХРАНИТЬ ИНЖЕНЕРОВ В ВИНОДЕЛИИ. Для подготовки высококвалифицированных виноделов решающее значение имеют практические знания. Именно на 5‑м курсе осенью наши студенты — будущие инженеры-технологи виноделы выезжают на 2 месяца (сентябрь–октябрь) на сезон виноделия. Хозяйства очень заинтересованы в них, так как ставят на рабочие места и спокойно ведут переработку винограда. Удобно и практикантам: они получают рабочую квалификацию, зарабатывают на питание и проживание в общежитии, откладывают часть зарплаты на другие нужды. Студенты, как правило, отлично работают, познают своими руками суть и секреты рождения вина, а наш университет получает благодарность от закрепленных за вузом хозяйств.

При Болонской схеме все это рушится, так как после 4-го курса, получив диплом бакалавра, молодые люди сдают вступительные экзамены в магистратуру и с 1 сентября вплоть до Нового года изучают педагогические дисциплины, психологию и другие очень важные для будущего магистра науки. Оторвать их в осенний сезон виноделия просто невозможно, и это наносит главный удар по высшей школе подготовки виноделов.

Из создавшегося положения, по-моему, есть два выхода, два варианта:

Первый вариант принимается, если в силу неповоротливости, консервативности нашей системы высшего и среднего образования мы на 100% перейдем на Болонскую схему. Тогда предлагается перестроить схему подготовки бакалавров. Для этого за счет небольшого сокращения общенаучных дисциплин первых лет учебы студенты на 3–4-м курсах полностью пройдут главные дисциплины: Общее виноделие и Специальное виноделие; сдают по ним два экзамена, которым предшествуют выполнение курсовой работы в конце 3-го курса и курсового проекта в конце 4-го курса. А в 1-м семестре 4-го курса осенью (сентябрь–октябрь) студенты проходят 2-месячную (7–8 недель) производ ственную практику на заводах первичного виноделия, где рождается вино.

Во 2-м семестре 4-го курса будущие бакалавры в течение месяца проходят преддипломную практику в хозяйствах, по которым выполняют дипломный проект. И, наконец, в июне вместо госэкзамена по блоку специальных и экономических дисциплин будущие бакалавры защищают перед Государственное Итоговой Аттестационной (ГИА) комиссией свои выпускные работы (дипломные проекты).

Одним словом, подготовку бакалавров-виноделов можно вести по сжатой схеме подготовки инженеров-технологов. Получится тот же специалист, необходимый производству, но на 1 год раньше. Здесь мы вправе говорить об экономии средств государства на подготовку виноделов. А бакалавры, поступив на работу по окончании вуза, могут при желании учиться в заочной магистратуре, если это целесообразно.

Второй вариант выхода из создавшегося положения диктует производственная необходимость. Здесь сохраняется принятая до недавнего времени подготовка специалистов классического уровня инженер-технолог винодел. Набор осуществляется по заказам отрасли, по интересам и выбору самих студентов. Став специалистом, вы- пускник при необходимости поступает в магистратуру по очной или заочной форме обучения и через 1–2 года получает диплом магистра.

Такой подход к решению назревшей проблемы высшей школы диктуется еще и тем, в каких пропорциях по уровню подготовки нужны производству наши выпускники. Скажем прямо, в бакалаврах потребность небольшая. Это инженерное звено младших технических работников, первая ступенька технологов производства. А специалисты нужны для возрастной смены инженерно-технических работников, для вновь строящихся предприятий, для повышения квалификации мастеров, других младших специалистов производства. Диплом инженера-технолога полезно иметь и высшему звену менеджеров, управленцев, организаторов.

Ну а магистры? Они нужны в весьма ограниченном объеме: только для подготовки научно-педагогических кадров среднего звена (преподаватели колледжей, школ), а также для подпитки аспирантуры. Основные проблемы винодельческой отрасли решаются на производстве, где всегда был, есть и остается главным действующим лицом специалист.

 

УЧИТЬСЯ, ИСХОДЯ ИЗ ПОТРЕБНОСТЕЙ ПРОИЗВОДСТВА. Еще один очень важный вопрос беспокоит сегодня отряд преподавателей высшей школы. С советских времен сохранился принцип комплектации вузов по спускаемой сверху квоте: это набор студентов, которые получают государственную стипендию. К ним добавляются студенты, за обучение которых платят предприятия. И, наконец, все более увеличивается кон- тингент молодых людей, имеющих свободные средства на обучение за свой счет.

До сих пор не учитывается главный фактор: сколько молодых специалистов необходимо действующим предприятиям? И наступает парадокс: в России постоянно получают высшее образование молодые люди, которых в 5–7 раз больше, чем это необходимо. В стране не хватает квалифицированных рабочих, закрыты профессионально-технические училища (ПТУ), а институтов чрезмерно много, и они переполнены студентами. Получив дипломы о высшем образовании, молодые люди уходят в торговый бизнес, работают продавцами в магазинах, изучают рабочие профессии и часто пополняют армию безработных.

Быть может, наступит время, когда, как принято у наших коллег в Венгрии, Франции, Германии, в высшей школе будут учиться не ради учебы, а с учетом потребностей производства.

Несомненно одно: в России необходимо нормализовать нагрузку на преподавателей: вместо 700-900 часов в месяц, как принято у нас, до 400-500 часов, не больше. Ведь по европейской норме на одного преподавателя приходится не 15 человек (как у нас), а 6–8 студентов. При этом заработная плата в 4–6 раз выше. Уже пора нам выходить из нищеты, а население должно увеличивать производство материальных ценностей. Не торговый бизнес определяет богатство страны, а валовой конкурентоспособный национальный продукт. Молодые люди изначально должны мечтать не о поступлении в вуз, а о получении хорошей, надежной, полезной рабочей профессии.
Необходимо возродить профтехучилища, ремесленные училища; вернуть престиж рабочей профессии, высокую оплату и надежность приобретения самой профессии. Учеба в университетах, академиях, институтах должна проходить только по мере потребности, только по конкретным заявкам предприятия – частного, акционерного, государственного. Возродим, а скорее, откроем забытую форму целевого обучения. Пусть в наших вузах будет множество студентов, посланных от предприятия не по формальным заявкам, а по потребности, по настоящим интересам конкретных винодельческих предприятий. И, конечно, пора отойти от изжившей себя пропорциональной системы комплектации педагогических кадров: 12–15 студентов — один преподаватель. Именно по этому немаловажному вопросу есть чему поучиться у наших зарубежных коллег.

УРОВЕНЬ ОПЛАТЫ ТРУДА. И первое, что необходимо решить сегодня, – изменить в корне уровень оплаты нашего педагогического труда. Мы, работающие как во всех европейских странах, и даже с большей в 2–3 раза нагрузкой, довольствуемся мизерной заработной платой. За наш труд платят в 5 раз меньше, чем в государствах Восточной Европы (Польша, Венгрия, Болгария), в 10 раз меньше, чем в странах Западной Европы, и в 20 раз меньше, чем в США. Так, в Восточной Европе профессор зарабатывает примерно 2000 долл. в месяц, во Франции — до 5000 долл., в США еще больше – до 10 000 долл. У нас труд профессора университета с 50-летним стажем работы оценивают в месяц суммой чуть больше 700 долл. Заслуженному деятелю науки и техники Украины еще могут добавить 20%, то есть еще 100 долл. Это, конечно, удручающая статистика.

Есть один немаловажный аргумент, объясняющий такое положение в нашей стране.

У нас продолжается повальное высшее образование. Мы, ВУЗы, пополняем армию безработных. Наши выпускники работают продавцами, контролерами, на установке газовых счетчиков, товароведами, уезжают за границу, находят средства для получения нового высшего образования. Перепроизводство экономистов, юристов, бухгалтеров, агрономов уже давно стало общеизвестной государственной проблемой. Такая беда в стране и по всем другим профессиям.

Что можно предложить по нормализации положения в подготовке специалистов бродильных производств и виноделия? Прежде всего в 3–4 раза сократить их выпуск и на столько же поднять заработную плату преподавателей, уменьшив у них часовую нагрузку примерно в два раза. Мы не должны зависеть от плана выпуска кадров по спущенным квотам. Эта порочная система вредит делу. Нерадивых студентов не допускают учиться, а на первых кусах отсеивают, как это принято во всём мире. Получают дипломы только достойные, что стимулирует качество на всех годах учёбы.

В России и Украине с грифом учебника или учебного пособия выпущены безграмотно написанные книги. Их необходимо заменить и впредь не допускать подобных явлений. Ведь не должен писать учебник по технологическому оборудованию винзаводов доктор химических наук, приехавший в Херсон из Донецка. А такая книга написана и уже выдержала два издания. Профессор по пивоварению и спирту готовит учебники для виноделов по технологии вина, по химии и биохимии вина, допуская там массу ошибок. Разве это нормально? Учебная литература требует серьезного подхода.

В старых вузах Москвы, Краснодара и Симферополя можно готовить по одной группе в год специалистов бродильных производств и виноделия, не больше. При этом Москва должен специализироваться на технологии пива, спирта, ликероводочных изделий и плодово-ягодных вин, Краснодар и Симферополь — по виноделию согласно направлению научных работ выпускающих кафедр этих городов с учетом имеющихся рядом предприятий, где студенты могут пройти хорошую учебную и производственную практики. Очень важно и то, чтобы будущие виноделы учились там, где выращивают виноград, и изучали виноградарство, а пивовары знали хорошо производство хмеля. Будущие специалисты по производству пива, спирта и ликероводочных изделий должны знать свою сырьевую базу, расположенную в средней полосе России.

Другое дело – готовить специалистов ресторанного бизнеса, сомелье или же специалистов по винному туризму. Здесь все наши вышеназванные вузы находятся в равных условиях и в равной мере по своим возможностям могут успешно заполнять свободные ниши специалистов в этих областях. Подняв уровень оплаты труда до европейских норм, мы оживим нашу высшую школу, привлечем в ее ряды молодые силы и обеспечим себе будущее.

Молитва об избавлении от греха пианства пред иконою Божией Матери, именуемой «Неупиваемая Чаша»

О, премилосердная Владычице! К Твоему заступлению ныне прибегаем, молений наших не презри, но милостиво услыши нас: жен, детей, матерей; и тяжким недугом пианства одержимых и того ради Матери своея – Церкви Христовой и спасения отпадающих братий и сестер и сродник наших исцели.

О, милостивая Мати божия, коснися сердец их и скоро возстави от падений греховных, ко спасительному воздержанию приведи их.

Умоли Сына Своего, Христа Бога нашего, да простит нам согрешения наша и не отвратит милости Своея от людей Своих, но да укрепит нас в трезвии и целомудрии.

Прими, Пресвятая Богородице, молитвы матерей, о чадех своих слезы проливающих, жен, о мужех своих рыдающих, чад, сирых и убогих, заблуждшеми оставленных, и всех нас, к иконе Твоей припадающих.

И да придет сей вопль наш, молитвами Твоими, ко Престолу Всевышнего.

Покрый и соблюди нас от лукавого ловления и всех козней вражних, в страшный же час исхода нашего помози пройти непреткновенно воздушныя мытарства, молитвами Твоими избави нас вечного суждения, да покрыет нас милость Божия в нескончаемыя веки веков. Аминь.

Пресвятая Богородице, спаси нас!